webtekar: (Default)
Книга инженера из Кремниевой долины Мартина Форда рассказывает про то, как новые технологии влияют на наш мир, в первую очередь, на рынок труда. С помощью воображаемого туннеля огней автор показывает, чем могут обернуться для экономики и человечества в целом ускоренное развитие технологий, автоматизация, аутсорсинг и глобализация.

Форд не разделяет общепринятого мнения о том, что технический прогресс приведет  к всеобщему человеческому счастью. Люди постепенно будут вытесняться (да и сейчас уже вытесняются, с последствиями в виде, в частности, мирового кризиса 2008 года) умными машинами, лишаться работы (как высокоинтеллектуальной, так и средне- и низкоквалифицированной) и, соответственно, зарплат. И мировой экономике в итоге спустя несколько десятилетий грозит схлапывание.

До 2089 года этот разрушительный процесс, возможно, и удастся сдерживать поначалу созданием новых рабочих мест в сфере услуг и творчества, снижением цен, а затем стимулирующими потребительский спрос выплатами тем, кто тихо-мирно живет, не нарушая законов. А вот что будет потом, Форд предсказать не берется.


далее )
webtekar: (Default)
Случайно совершенно нарвался на этот сборник произведений челябинского писателя Рустама Валеева (р. 1936).
В книгу входят один из самых известных (если не самый известный) роман Валеева "Земля городов", а также рассказы "Фининспектор и дедушка", "Досье Дамир", "Печная работа", "Все для ребят", "Добрые глаза соседа".
В "Земле городов" описывается жизнь обитателей Маленького Города (в Зауралье), происходящая на фоне эпохальных исторических событий типа смены правящего режима, гражданской войны, коллективизации, Великой отечественной войны, послевоенного восстановления и развития народного хозяйства. Но участвуют герои в указанных событиях слабо - один, лошадник Хемет, возит хлеб и советского руководителя Каромцева; кто-то испытывает на себе воспитательные тенденции трудовых школ 1930-х, кто-то осваивает производство тракторов, кто-то - основы управления самолетами и планерами, кто-то добровольцем записывается в уральский танковый корпус... Внимание этому Валеев уделяет достаточно скромное, в отличие от обычной жизни, с ее бытовыми трудностями и романтическими приключениями, трудовыми подвигами и конфликтами с официальными лицами, крепкой связью стариков (в основном) с родовыми традициями малой родины и поиском молодежью (главным образом) нового в больших городах, ее стремлением к светлому, счастливому будущему, не имеющему общего с тем, что было раньше.
далее... )
webtekar: (Default)
Устроил себе на прошлой неделе интенсивный экспресс-курс знакомства с творчеством этих ярких представителей соответственно британской и швейцарской литературы. Ну чтобы общее представление получить.
Из произведений Джулиана Барнса я прочитал "Метроленд", "История мира в 10 1/2 главах", "Письма из Лондона", "Предчувствие конца". Первая - описание взросления главного героя на фоне изменений в Британии второй трети прошлого века. Вторая - сатирическое описание значимых исторических процессов, от плавания Ноева Ковчега до захвата крупного туристического лайнера, с размышлениями о людях и их поведении. Третья о политике рассказывает, британской в основном, а также ее роли в тех или иных процессах человеческой жизнедеятельности, в частности, матче за мировую шахматную корону. Четвертая - рефлексия пожилого человека по поводу своей бурной юности и самоубийства одного из своих товарищей.
У Макса Фриша повести "Синяя борода", "Монток" и "Человек появляется в эпоху голоцена" прочитаны. Первая -  история мужчины-многоженца, которого в духе Франца Кафки судят за убийство седьмой жены. Вторая - что-то типа дневника с описаниями происходивших в разное время событий в жизни главного героя и его размышлениями о самом себе и окружающей повседневности. Третья - история пожилого человека, оказавшегося в эпицентре разбушевавшейся стихии, размышляющего о ней и борющегося с забыванием своей бурной молодости с помощью вырезок из книг и газет.
У этих авторов довольно много общего - они пишут о трудностях человеческого бытия, нюансах взаимоотношений полов, поиске самого себя в этом безумном мире. Но есть и различия. Макс Фриш интеллигентен, сложен, запутан; Джулиан Барнс остр, натуралистичен, понятен и не разменивается на детали. Впрочем, они оба одинаково захватывают, "общение" с ними обоими доставило мне удовольствие, хоть и изрядно вымотало. Наверняка продолжу ознакомление с их произведениями, передохну только от данного импровизированного марафона:)

webtekar: (Default)
PC115084

Частенько в последнее время стал нарываться на размышления разных писателей о книгах и чтении. В частности, на хоть и субъективно, но зато вполне искренне написанные произведения Джулиана Барнса, Александра Гениса, Генри Миллера, Захара Прилепина, Дмитрия Быкова, Фредерика Бегбедера, в которых данные авторы делятся своими точками зрения на то, что и как нужно читать.
И вот буквально вчера пролистал я книгу художника-карикатуриста, писателя и психиатра Андрея Бильжо "Мои классики". В ней автор рассказывает о том, что значит для него творчество наших писателей-классиков А. П. Чехова, Ф. М. Достоевского, А. С. Пушкина, И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, показывает с помощью карикатур, как они (по его собственному мнению) сочетаются друг с другом и с реалиями прошлого и нашего сурового настоящего.

Смотреть 14 карикатур )
webtekar: (Default)
Два любующихся то ли закатом, то ли рассветом господина из почти одноименной книги современного французского писателя и драматурга Эрика-Эмманюэля Шмитта "Два господина из Брюсселя"
PA254961

Это сборник новелл о не самых обычных формах человеческой любви, нежности и привязанности. В книге фигурируют: два гея, тайком заботящихся о неудачно вышедшей замуж женщине и (в особенности) ее сыне, как своем собственном ("Два господина из Брюсселя"); бывший узник Освенцима, которому любовь к собакам помогает избавиться от ненависти к человечеству, в том числе к бывшим нацистам ("Пес"); мужчина, так сильно (но, как впоследствии оказалось, обоснованно) восхищавшийся талантами предыдущего (умершего) супруга своей жены, что тот вновь стал неотъемлемой частью семьи ("Жизнь втроем"); женщина, любящая племянника больше, чем своего сына, но возненавидевшая на некоторое время первого по причине якобы пересадки ему сердца трагически погибшего второго ("Сердце под пеплом"); муж и жена, не давшие жизни своему больному муковисцидозом ребенку и сделавшие полные удовольствия взаимоотношения целью дальнейшей своей жизни, но теперь раздельно живущие в одной квартире (и даже сделавшие разные входы в жилище) по причине встречи с больной тем же муковисцидозом девушкой, способной не просто жить, но и смеяться, любить, кататься на лыжах и даже спасать других людей ("Нерожденный ребенок").
Большое удовольствие доставило мне чтение этих новелл, доказывающих (как и многие другие, если не все новеллы, романы и пьесы Шмитта), что не все в нашей жизни так просто и однозначно и что столкнуться с проявлениями лучших сторон человеческого характера можно где и когда угодно, порою в самых неожиданных местах.

еще одна обложка, слегка 18+ )
webtekar: (Default)
Роберто Боланьо - Третий рейх обложка книги

За пару дней всего ознакомился с романом "Третий рейх" известного чилийского писателя и поэта Роберто Боланьо, считающегося одним из первых классиков мировой литературы 21 века.
Это история заядлого, но инфантильного немецкого геймера Удо Бергера, признанного специалиста в настольной военно-стратегической игре "Третий рейх", ни разу никому не проигравшего (несмотря на принципиальное выступление на стороне нацистской Германии). Будучи опытным и адекватным человеком, он грамотно планирует действия своих воинов-фишек, занимая ключевые плацдармы в Европе, Африке, Советском Союзе и вынуждая коммунистических и демократических соперников капитулировать. Эта игра Бергеру настолько нравилась, что он даже на отдыхе в теплой Испании куда больше проводил время за игровым столом, чем на свежем воздухе с любимой, близкими и друзьями. Игровая зависимость, в общем, у парня была.
но в один прекрасный момент... )
webtekar: (Default)
Марсело Фигерас - Камчатка

История семьи аргентинских оппозиционеров 1970-х годов, рассказанная от лица 10-летнего мальчика. Ему, его родителям и младшему брату пришлось скрываться от преследований, жить в условиях строгой конспирации, вдохновляясь иллюзорной Камчаткой (далекой и неприступной страной в настольной игре "Стратегия") как символом свободы и справедливости. Суровые условия существования значительно смягчаются - как для детей, так и для взрослых - красивым миром игр, комиксов, книг и фильмов.  
Много занятных размышлений и диалогов о науке, природе, культуре, описаний жизни в Аргентине 1970-х, взаимоотношений людей - родителей и детей, учителей и учеников, правящей партии и оппозиции... Особенно меня умилила эпопея с проникающими в бассейн и там помирающими от безысходности лягушками, которых главный герой и его брат пытались наставить на путь истинный.
Ну и стиль хороший, интеллигентный, благовоспитанный, читается легко и приятно, абсолютно никакого ощущения безнадеги или хотя бы грусти у меня не возникало. Мне так понравилось, что я надумал даже устроить своему организму сеанс массового ознакомления с латиноамериканской литературой двадцатого века.

Фигерас, М. Камчатка / Марсело Фигерас; пер. с исп. С. Силаковой. - М.: Иностранка, 2007. - 384 с. - (Иллюминатор).

webtekar: (Default)

Сборник коротких (не более 40 страниц) публицистических произведений, в трех частях.
Первая - забавные зарисовки из жизни студентов, аспирантов и ученых (например, про путаницу между Пушкинским Домом Академии наук и Пушкинским Домом Академии Художеств, ввиду которой в первый нередко звонили по поводу изнасилования натурщиц во втором, или про кусание библиотекарей за пальцы до крови как средство повышения качества библиотечного обслуживания). Многое основано на собственных опыте и впечатлениях автора, являющегося не только писателем, но еще и доктором филологических наук, специалистом по древнерусской литературе и сотрудником Пушкинского Дома Академии наук.
Вторая - трогательные, душевные воспоминания Водолазкина о его наставниках, коллегах, родственниках (в частности, об академике Дмитрии Лихачеве и о репрессированном протоиерее Александре Нечаеве).
Третья - размышления о проблемах, трудностях и особенностях русского русского языка (происхождение фамилий, соответствие фамилий людей занимаемым ими должностям, аббревиатуры и топонимы, необходимость заимствования иностранных слов и др. - в духе Максима Кронгауза). Сюда же вошло обстоятельное интервью Водолазкина о романе "Соловьев и Ларионов", творческом пути писателя, его научных изысканиях, а также о литературном процессе в целом.

Написана книга легким, приятным языком, местами с иронией, местами со здоровым фанатизмом, почтением и преданностью делу. О том же Дмитрии Лихачеве я знал по очень смутной наслышке, а после прочтения "Инструмента языка" проникся уважением к этому человеку, а мой организм изъявил желание как-нибудь все-таки ознакомиться на досуге с его работами. А вот желания завершить прерванное в начале пути ознакомление с недавно премированным романом Евгения Водолазкина "Лавр" у меня почему-то не сформировалось.

Водолазкин, Е. Г. Инструмент языка. О людях и словах: [сборник эссе] / Евгений Водолазкин. - М.: Астрель, 2012. - 349 с.
Вот печатный и электронный варианты книги

webtekar: (Default)
Суровая книжка с большим количеством упоминаний гениталий. Особенно доставил фрагмент 182-й страницы романа, а именно ответ жены главного героя на его просьбу проконсультировать на тем употребления в тексте будущей книги слова пи*да.
Слабонервным не смотреть )
Смакование сексуальных фантазий главного героя, писателя Гая Эйблмана, на тему интимных отношений с тещей и измен супруги, тоже довольно много места занимает. Впрочем, это же сатира на современный литературный процесс (в частности, его эротический тренд), общему ходу сюжета не вредящая и скорее служащая свидетельством того, как несчастны излишне мнительные люди.
Есть в книге и куда более интересные и более сатиричные моменты. Например, муки творчества, помноженные на резкое уменьшение количества читателей на душу автора и семейные неурядицы (одна из которых - писательский зуд у твоей супруги, категорически не терпящий твоего присутствия в одном с ней помещении).
Или поиски книгоиздателями путей спасения. Они не ограничиваются самоубийствами, имеет место и как минимум одно рацпредложение в виде создания интерактивных коротких текстов для чтения на мобильных телефонах и смартфонах во время пробелов и пауз, неизбежных в нашей стремительной, мало приспособленной для чтения крупных произведений жизни.
Или обсуждение судеб детской литературы. Что важнее в ней - максимальная реалистичность или стимулирование воображения? И нужны ли вообще книги специально для детей, не стоит ли им с самого начала подсовывать серьезную литературу типа Генри Миллера, Платона или трактатов о вреде беспорядочных сексуальных связей? Победу в этом споре одержали литераторы-сторонники реалистичности. Хорошо это или плохо, я не до конца определился. С одной стороны, красивые сказки искажают представление о действительности, но с другой, они же нередко служат образцами возможных улучшений этого мира. А получение в детском и подростковом возрасте объективной информации на "запретные" темы может убить к ним интерес в более позднем возрасте. Я, например, узнал о сексе и его последствиях из книжек лет в 11 и до сих пор являюсь асексуалом. Интересно кстати, в Британии есть что-то типа Уральского родительского комитета?.

В общем, весьма интересная книжка, заставляющая задуматься о судьбах книги и чтения, а также человечества в целом. Если кому интересно, могу дать почитать.

Джейкобсон, Г. Время зверинца / Говард Джейкобсон; пер. с англ. В. Дорогокупли. - М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2013. - 416 с. - (Иностранная литература. Современная классика).

webtekar: (Default)
Закончил вчера читать книгу Мортимера Адлера "Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений".
Начало ее довольно пессимистичное: господин Адлер, опираясь на данные исследований первой половины 20 века, заявляет, что человечество в массе своей не умеет правильно читать, и это плачевно сказывается на образовании.
Затем говорит о взаимосвязи чтения и образовательного процесса. А далее - о видах чтения. Адлер выделяет такие - для получения информации, для развлечения, для достижения понимания. Чтение для достижения понимания автор делит на три стадии - аналитическую, интерпретирующую и критическую. Затем, раскочегарившись, он излагает его правила.

Read more... )
webtekar: (zima)
Недели три назад я прочитал сборник рассказов Фрэнсиса Скотта Фицджеральда "Новые мелодии печальных оркестров". Никогда до этого не сталкивался с его творчеством, да и желания особого не было, потому что урывками ворвалась в память информация, что пишет Фицджеральд хоть и красиво, да о безнадеге. Но мой организм сказал "Хочу!", и его невозможно было отговорить.
В итоге никакой угнетающей депрессухи в "Новых мелодиях печальных оркестров" я не нашел. Все 13 рассказов, вошедшие в этот сборник, конечно, разные по сюжету, но блестящие по стилю и позитивные, оптимистичные, особенно в конце: герои, преодолевая по ходу сюжета разнообразные трудности и препятствия, в конце концов добиваются исполнения своих желаний, создают либо укрепляют свои семьи или просто начинают качественно новую жизнь.
Взять, например, рассказ "Целитель", больше всего мне понравившийся. Это история обеспеченного семейства Хемплов - горбатящегося во имя семейного блага Чарльза и его легкомысленной, желающей только развлекаться и наслаждаться жены Луэллы, которой семейные хлопоты были в тягость. Понятное дело, такая модель отношений долго не могла протянуть, и она основательно посыпалась. Чарльз переживает нервный срыв и отказывается продолжать работать в прежнем режиме, прислуга увольняется, единственный ребенок заболевает и умирает, и Луэлла решает свалить с тонущего корабля. Хорошо, нашелся доктор Мун. Капая Луэлле на мозги в духе восточных наставников, он заставил ее поверить, что в жизни есть не только роскошь, блеск и эгоистические наслаждения, но и родные и близкие люди, нуждающиеся в ее доброте и заботе и что эти самые доброта и забота тоже могут приносить радость. В итоге семья сохранилась, восстановила свои силы. Спустя два года не осталось практически никаких признаков пережитого испытания, плюс еще двое детишек появились.
Рассказ "Любовь в ночи" вообще на рождественскую сказку похож. Руссоамериканец Вэл, сын князя, проводит один-единственный незабываемый вечер с юной симпатичной девушкой, а спустя много лет встречается с ней, успевшей за это время стать вдовой, они узнают друг друга и играют свадьбу.

В общем, весьма недурное книжное лекарство от депрессии и апатии получилось. Надо теперь за романы "Великий Гэтсби", "Ночь нежна" и другие хорошо известные в нашей стране произведения Фрэнсиса Скотта Фицджеральда браться. Может, они не такие уж и мрачные. А если и нагоняется в них тоска, то появится четкий смысл у названия "Новые мелодии печальных оркестров" - писатель, пишущий о безнадеге, не менее прекрасно пишет и о позитиве.
webtekar: (zima)
В конце декабря еще я прочитал новый роман итальянского писателя Алессандро Барикко "Мистер Гвин".
Это довольно занимательная история о том, как знаменитый писатель Джаспер Гвин, которому предрекали блестящее будущее, решает окончательно и бесповоротно завязать с литературным творчеством. Но скоро у него началась "ломка", и он начал искать побочные занятия, имеющие отношение к процессу письма, но не к писательству. И в итоге нашел - переписчик, создатель словесных портретов, своеобразная интеграция писательства и портретной живописи.
До Гвина никто этим не занимался, так что в успех ноу-хау не верилось. Но он был, хотя и не колоссальный. Гвин написал тринадцать портретов (включая свой собственный), за большинство из них удостоился похвалы заказчиков плюс деньги немалые (по несколько тысяч долларов за штуку) удалось заработать; написали о новой работе бывшего блестящего писателя и статью в одной из газет. Эти портреты также стали частью якобы посмертно опубликованных романов якобы малоизвестных авторов. Как я понял, их писал сам Гвин, нарушив тем самым свое обещание никогда больше не заниматься литературным творчеством.

Этот роман (в который я заочно влюбился с того дня, как впервые узнал о нем - это было еще чуть ли не летом) научил меня одной вещи: если тебя не вполне устраивает твоя основная работа, то можно наполнить ее принципиально новым содержанием, создать на ее основе в интеграции с другим видом деятельности что-то, чего не было до тебя. Моя работа на данный момент меня устраивает, но рано или поздно неудовлетворенность возникнет, к чему лучше заранее подготовиться.

Profile

webtekar: (Default)
webtekar

February 2014

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 11:21 am
Powered by Dreamwidth Studios